1. Уважемый Гость! В последнее время на нашем портале возросла активность спамеров. Если вы заметили сообщение, тему, статус в профиле, ссылки на другие (нетематические) сайты, рекламу товаров или услуг (мы ничего не продаем и не рекламируем!) и т.п., не соответствующие тематике нашего проекта, сообщите, пожалуйста, администрации: http://vilejski-uezd.by/misc/contact
  2. Неуважаемый спамер! Ты находишься на МОДЕРИРУЕМОМ вебресурсе. Не трать время на создание спамных тем, сообщений, комментариев, статусов, ссылок в профилях – они будут удалены, а твой аккаунт – заблокирован без возможности восстановления. «Вилейский уезд» – некоммерческий, бесплатный проект, помогающий людям восстанавливать историю своей семьи и своего края. Мы ничего не продаем и ничего не рекламируем! Администрация.
  3. Уважаемый Гость! Генеалогические исследования на нашем портале стали намного удобнее, потому что у нас появился Каталог-навигатор по фамилиям Вилейского уезда. Обновление этого каталога происходит постоянно, и Вы тоже можете в этом помочь. Подробности здесь.

Просматривает записи блогов в категории: НИАБ Гродно

  • Andzej
    Сегодня ознакомился с четырьмя делами из фонда Вилейского земского суда. Всего там 67 дел. Поделюсь впечатлениями.

    Брал следующие дела:
    д. 35 Дело по жалобе управляющего им. Кривичи помещика Ходзкого о порубке леса крестьянами помещика Каминского 5.11.1808 (16 л)
    д. 39 Дело по спору ксендза минского костёла с пом. Ходзько о земле. 24.12.1810 - 18.02.1816 (10 л)
    д. 53 Дело захвате земли пом. ф. Клярьяново Боровским Иваном в дер. Хамутной и Ковалях с пом. Ходько Иваном.13.08.1813 - 8.07.1814
    д. 54 Дело о жалобе управляющего им.Сервеч Шафковского о захвате пом. Возгирдом у крестьян д. Дубровка волов и сена. 2.08.1813 - 13.06.1814 (37 л)

    Во-первых, прошения и жалобы помещиками подавались на польском. Поэтому, в силу слабого владения польским, а тем более его рукописным вариантом, я такие документы пробежал по диагонали. Вчитывался только в то, что было на русском. Сразу было сложно читать, но потом, когда вобрал в себя логику писавшего эти документы человека, стало легче.

    Во-вторых, таки да, в делах может быть полезная в генеалогическим плане информация. И не только для потомков помещиков, но и для потомков крестьян. По крайней мере в этих делах мне встретились такие вещи как:
    • словесное описание географических объектов (где что находилось относительно сторон света и относительно друг друга, а так же "выбитных" объектов (старая вихла, например, или каплица);
    • описание цепочек собственников и арендаторов имений, обстоятельств купли-продажи, законность купли-продажи, сдачи в аренду (важно для поиска документов по ревизиям, потому что, как мы знаем, дела с ревизскими сказками структурированы по именам помещиков);
    • может быть подшит инвентарь имения ещё времён Речи Поспалитой! (к сожалению не в просмотренных мной делах);
    • свидетельские показания - самая мякотка для исследователей крестьянских родословных. Содержат: имя, отчество, фамилию, сословие, если крестьянин, то какому имению принадлежит и какому помещику с его именем и фамилией, место проживания, возраст (приблизительно), вероисповедание, ну и конечно, сами показания, которые обычно содержат описание некоего дня, когда произошло, избиение лесного сторожа, например, или неудавшаяся попытка покоса травы.
    • ну и, конечно же, даты. На каждом документе дата. На протоколе допроса - дата, а значит, можно узнать что-то о годе рождения свидетеля.
    • иногда, в протоколе допроса свидетелей, после показаний каждого из них, стоит какая-нибудь загогулина, аки роспись.В одном протоколе один крестьянин даже был грамотным и "приложил руку" начертав своё ФИО, например Емельян Степанов Шахович из д. Филипки. В основном, неписменные,ставили "три икса",но у каждого они были разными. Я с умилением смотрел на размашистые крестики Герасима и Сымона Фарин из Уздрыгалович. Возожно, кто-то из них мой предок по линии Казимиры Фарины. От них не осталось даже надгробий, но есть знаки, начертанные их руками, которые сейчас можно увидеть. Начертанные, кстати, в 1813 году, 200 лет назад. Не оригинальные, даже примитивные, но осознание того, что твое далёкие предки касались именно этого листка бумаги, приводит в трепет и восторг.
    Вкратце о делах.
    Дело 35. По обвинению крестьян помещика Каминскогов избиении лесного сторожа помещика Ходьки.

    Суть дела в том, что помещик Хоронд Каминский (Горонд? Геронд? Конрад?) владетель имения Ковнулёв (Ковенёв?) начал подсылать (дал власть управителя и волю) своих крестьян в ур. Клярьянов рубить лес. Урочище принадлежало к имению Кривичи Ивана Ходьки и никогда Каминскому не принадлежало. Ходька накатал жалобу в суд. Но грабежи не прекратились. Тогда Ходька поставил в лесу охрану. И как-то раз крестьяне Каминского, встретив такого охранника в лесу, (сторожа) побили его. Ходька подал вторую жалобу. Колёса завертелись, но закончилось всё полюбовно. Как-то так. Больше информации можно почерпнуть изучив документы написанные на польском. Я не смог.

    Дело 39. Увидел, что все"содержательные"документы" на польском и был таков.

    Дело 53. О захвате земли помещиков фольварка Клярьяново Боровским Иваном в д. Хомутной и Ковалях помещика Ходько Ивана.

    В нём прошение было подано на русском. Я его даже переписал. Суть. В марте 1812 у Ходьки, бывшего подчашничего, купила фольварок Клярьяново (второе название Пересобен) с деревней Язнею Варвара Каминская. Фольварок и деревня были отделены от им. Кривичи, т.е.раньше были их частью. Каминская взяла купчую и была обязана заплатить в казну крепостную пошлину. Но видно денег сразу не было. Ходько закрыл на это глаза. В итоге Каминская заплатила пошлину в апреле и начала владеть фольварком. Всё шло своим чередом, Каминская не нарушала условий купчей. Пока в 1813 году до Ходьки не дошёл слух, что Каминская передала право своё на фольварок реенту Ивану Боровскому, который начал "с места в карьер" как говориться. Он "нарушил установившийся покой" и начал присваивать землю в местах, не принадлежащих ему, но принадлежавших к им. Кривичи д. Хомутной, полосы самовольно занял в ф. Ковалёв в ур. Прелуце сенокоса на 50 возов, в ур. Кружице от д. Хомутной в ур. Цяхаль пахотную крестьянскую землю, засеянную хлебом. Делал это в силовом варианте - приказал своим крестьянам. Те, кому пахота принадлежала, естественно не согласились на такой рейдерский захват. В итоге потасовка и несколько человек силой забрали ко двору Клярьянова. Думаю в качестве заложников. Чем дело закончилось не дочитал, но там было назначено даже медосвидетельствование на предмет побоев.
    В этом деле 21 свидетель, и у всех у них взяты показания. Основные тезисы записывались за первым человеком из конкретной деревни, в показаниях остальных записывали "слова такого-то не противоречат словам такого-то". Я всю генеалогическую информацию по всем свидетелям переписал. Выложу позже.

    Дело 54. Дело о жалобе управляющего им.Сервеч Шафковского о захвате пом. Возгирдом у крестьян д. Дубровка волов и сена.

    Из него я узнал, что властителем Сервеча в 1812 - 1813 годах были Возгирды. Про Козеллов не слова. Хотя я, честно сказать, плохо смотрел, не было времени уже. Так же переписал генеалогические данные свидетелей.
    Сумбурно получилось. Но главный вывод: судебные дела тех лет - ценный источник генеалогической информации.
    Олег, Михаил и С. Ж. нравится это.
  • Andzej
    На неделе посетил архив и взял, скорее для ознакомления, чем работы, метрические книги униатских приходов Княгинина и Мяделя за 1834 и 1839. Это мой первый опыт работы с униатскими записями. И вот несколько мыслей пришедших мне в голову после работы с ними.

    Во-первых они написаны более небрежно, чем католические. Информация, которую можно из них почерпнуть очень скудна, хотя встречал запись о рождении некоего человека, сына отставного военного, так там прям расписано где тот военный служил - название и номер полка и прочее. Но в целом о девичьей фамилии матери можно забыть. Хотя в этом свой плюс - записи меньше, значит работать с ними быстрее, если они на русском. Если записи о браке у католиков - это прям сказка, там тебе и имена родителей, и с большой вероятностью девичьи фамилии матерей, и места рождения, и возраст обязательно, то здесь всё очень печально. В одной записи я даже имени невесты не нашёл, записана как просто Хвалковна. Тоже и с записями о смерти. Нет информации о том, кого умерший оставил.

    Во-вторых, чувствуется давление Российской Империи после "польского" восстания. За 1834 год книга написана на польском, а за 1839 - уже на русском. Потом это всё передали вообще православным. Единственный плюс в этом - стали писать на русском, привычном для понимания. Сомнительный плюс конечно.

    В-третьих, в 1834 году в Мядельской униатской церкви давали двойные имена. Это было неожиданно. В 1839 - уже нет. Интересно, от чего это могло зависеть? От смены настоятеля или других факторов?
    Unomano и С. Ж. нравится это.